Исследование гендерного разрыва в computer science

Весной этого года социолог Анна Камнева провела исследование гендерной ситуации в сфере IT, результаты этого опроса в сокращенном виде были опубликованы на Хабрахабре. Мы попросили Анну подробнее рассказать о её исследовании, а также о причинах, которые привели к тому, что немногие женщины связывают свою жизнь с программированием.

Неравномерность представленности женщин и мужчин в профессии часто связывают с существованием “гендерного разрыва” (gender gap). Преимущество тех или иных представителей пола в тех или иных профессиональных областях зачастую завязано не на реально существующих физиологических различиях между ними, а на социально конструируемых представлениях о «мужском» и «женском».

Интересно, что дискурс о природной разнице когнитивных способностей в зависимости от половой принадлежности стоит на трех китах: “экспертах” в области психологии/биологии/когнитивистики, СМИ, штампующих статьи в духе “ТОП-10 женских профессий”, а также агентах, которые подпитываются информацией от “экспертов” и СМИ, транслируя ее дальше по привычным коммуникативным каналам. “Естественные различия” между полами тем временем не находят подтверждения серьезными научными исследованиями, напротив, мировые ученые приходят к выводу, что различия между представителями одного пола оказываются сильнее, нежели между представителями различных полов. А устойчивых совокупностей признаков не удается выявить ни у женщин, ни у мужчин. [1]

Проблема гендерного разрыва особенно заметна в области computer science. Р. Принг и Э. Гейм еще в 1980-х исследовали положение женщин, работающих в условиях развития компьютерных технологий. По их наблюдениям, рост компьютеризации не привел к уменьшению сегрегации на рынке труда, а лишь закрепил за женщинами определенную сферу профессиональной деятельности в области информационных технологий, перекрыв доступ к более престижным видам деятельности. Так, женщины стали наниматься в качестве операторов, в то время как мужчины в основном занимали позиции программистов, аналитиков, системных администраторов и т.д. [2]

Вследствие профессиональной сегрегации на всех уровнях разделения труда, практики ограничения форм деятельности воспроизводятся и на уровне подготовки кадров, встраиваясь в образовательную систему. Воспроизводство подобных практик гендерной профессиональной сегрегации на всех этапах освоения профессии делает возможной и даже оправдывает дискриминацию с точки зрения работодателей.Подобную поведенческую модель называют стереотипом положения в противовес стереотипу поведения, который в свою очередь выражается в самооценке и принципе самоотбора. [3] Таким образом на имплицитном уровне происходит легитимация дискриминации женщин в технических науках.

Как это свойственно стереотипам, они стремительно выходят на бытовой уровень и начинают транслироваться агентами социализации, такими как родители, ближайшее окружение, учителя в школах. Несмотря на удобную патриархальной системе ситуацию, она в конечном счете приводит к торможению процессов развития самой профессиональной области. Низкий уровень вовлеченности женщин в стратегически важные для экономики отрасли также обрисовывает картину гендерного неравенства: индекс диссимиляции (гендерной сегрегации в области труда) непосредственно связан с индексом гендерного равенства, и чем выше первый, тем ниже последний. Россия представляет из себя уникальный случай увеличения индекса диссимиляции за последние десятилетия. [4] В то время как многие западные страны стараются преодолеть гендерное неравенство, в России этой проблеме не придают значения, а социальные механизмы, запущенные с переходом к капиталистической системе, продолжают наращивать мощь. В этой связи мне стало любопытно исследовать гендерный разрыв среди программистов на примере изучения положения женщин-разработчиц в России.

Результаты исследования

На основе проведенных интервью с программистками, опроса для женщин-программистов и работы с API удалось обнаружить следующие результаты:

  1. Гендерная асимметрия на технических факультетах, традиционно подготавливающих программистов, ниже, чем гендерный дисбаланс среди соискателей-программистов. Среди выпускников вузов Санкт-Петербурга соотношение количества женщин и мужчин составляет приблизительно 59 к 100 соответственно (по данным зарегистрированных пользователей сети vk.com). А вот резюме, которые публикуют соискатели на hh.ru, лишь в 17% случаев принадлежит женщинам (за 2016 год по Санкт-Петербургу).
  2. В результате принятых в обществе стереотипов у женщин, выбирающих профессию программиста, возникают сомнения в своих способностях. Информантки и участницы опроса отмечали, что боялись пробовать себя в программировании из-за страха не справиться с требованиями, предъявляемыми к профессии.

Насаждаемая еще в раннем возрасте “технофобия” становится для девушек главным препятствием: треть опрошенных девушек знакомы с давлением в результате своего профессионального выбора. Среди ключевых источников давления — учителя и преподаватели, мужчины-программисты, работодатели, родственники и друзья. Мы можем только догадываться, сколько женщин сдались под этим давлением и не последовали своим желаниям и стремлениям. По крайней мере, как мы выяснили ранее, гендерный разрыв становится более заметным при анализе предложения рабочей силы на рынке труда (количество соискателей мужчин в несколько раз превышает количество женщин).

  1. Большинство программисток из России не знают о существовании некоммерческих сообществ/организаций, предоставляющих помощь женщинам в обучении программированию (как, например, Women Who Code, Django Girls, LinuxChix, NCWIT). Лишь 31% женщин ответили, что знают о подобных инициативах.

Несмотря на низкий уровень осведомленности, 51% разработчиц считают, что существование подобных организаций в России помогло бы изменить ситуацию на рынке труда, привлечь женщин и помочь преодолеть дефицит специалистов среди разработчиков. Но в отечественном сообществе программистов подобные организации все еще считаются чем-то искусственно навязанным и ненужным.

Однако важно разобраться в вопросе: “Что заставляет женщин объединяться в сообщества, чтобы получить навыки программирования?”. Безусловно, стоит отметить влияние феминистского движения на западе, в рамках которого и зарождалась тенденция объединения женщин в «сестринские» сообщества. Осознание своего положения толкало женщин на эти меры, так как они чувствовали, что патриархальный строй общества и соответствующий гендерный режим диктуют им оставаться на экономической периферии. Подобного рода организации помогают женщинам вдохновляться и находить позитивные модели для подражания.

  1. В рамках эмпирического исследования было выяснено, что в последние годы девушки начинают все больше интересоваться профессией программиста. Среди опрошенных женщин наибольшее количество составили специалистки в возрасте от 22 до 27 лет и с опытом работы от 1 до 3 лет. Именно благодаря развитию интернета и доступности самообразования, женщины могут избежать институционального давления. Так, например, более четверти женщин пришли в программирование через самообразование.

Заключение

Несмотря на попытки научного сообщества опровергнуть стереотипы об отличиях женского интеллекта от мужского, повседневный дискурс продолжает воспроизводить перформативные высказывания на тему гендерного неравенства в области технических наук, порожденного биологическими дисфункциями женщин. В соответствии с этим образ женщины-программиста приобретает налет маргинальности.

Недавно опубликованный на Geektimes опрос и его результаты наглядно обрисовывают описанную ситуацию. Geektimes является тематическим интернет-сообществом, целевой аудиторией которого являются IT-специалисты. 62% пользователей данного ресурса согласны с мнением, что женщины менее приспособлены к программированию. Наивными представляются и высказывания в духе “женщинам это просто не интересно”. На интерес к профессии влияют многие факторы, в том числе убеждение, что в этом занятии можно добиться успеха. Наша главная задача сейчас — показать, что заблуждения и закостенелость мышления никогда не являются спутниками прогресса, особенно, если мы говорим о прогрессивной отрасли IT. Нам должно быть стыдно за то, что именно в ней так твердо обосновались и процветают гендерные стереотипы, стереотипы против женщин, которые также стояли у истоков развития computer science, но оказались отодвинуты на второй план в результате повышения престижности IT-профессий.

Результаты исследования: https://habrahabr.ru/company/moikrug/blog/329018/

 

Используемые источники:

  1. PNAS Research «Sex beyond the genitalia: The human brain mosaic». – URL: http://www.pnas.org/content/112/50/15468.full
  2. Game A., Pringle R. Gender at Work (Sydney: George Allen and Unwin), 1983
  3. Мальцева И.О., Рощин С.Ю. Гендерная сегрегация и трудовая мобильность на российском рынке труда’; Мальцева, И.О.; Рощин, С.Ю.; Изд-во: М.: ГУ ВШЭ, 2007
  4. Программа развития Организации Объединённых Наций (ПРООН) / United Nations Development Programme (UNDP). – URL: http://hdr.undp.org/en/composite/GII

Автор: Анна Камнева

Комментарии

НАПИШИТЕ НАМ

Напишите нам по любому вопросу, мы постараемся ответить как можно быстрее

Sending
or

Log in with your credentials

or    

Forgot your details?

or

Create Account

X

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.